За что мне член на лбу нарисовали? Записки Марго

За что мне на лбу член нарисовали?

Член нарисовали на лбу и не только.

член на лбу маргарита яковлева маргарита алехина сальвадор дали рисует член гала

Но не будем вдаваться в подробности.

— А я ведь предупреждал. — Мудрый полковник по отечески приобнял меня.

— Пойдем, накапаю тебе коньяковалерьянки…

Болевой шок перешел в душевную немоту.

— Спасибо. Пусть само переболит. Умнее буду.

— Мы в такой системе работаем, где найдутся желающие «нагадить». Осторожней с творчеством, слезами умоешься. Ты ж как прыщ на видном месте со своей раскрытой душой. Когда ж ты только «заматереешь»?

Да что там спецконтингент, если даже некоторые коллеги явно неодобрительно отнеслись к моей самой первой книге. Реакция была примерно такая.

— Зачем?

А уж когда мне дали за нее в 2003 году в Белгороде губернаторскую премию, тут мне член на лбу и пририсовали.

Зависть сущность вирусная.

Если бы мы во всем и во время слушали разумные советы своих руководителей. Ведь понимание часто приходит с опозданием, так же как и «матерость». Так что когда я получила такую долгожданную, свою самую первую книгу, я тут же притащила ее на работу и подарила всем всем сотрудникам, включая оперативных дежурных.

Я была уверена, что все будут радоваться вместе со мной. Подарила и начальнику. Строгий начальник вздохнул.

— Люди злые, огребешь по полной. Лучше бы ты мне все книги подарила. Но я предупреждал.

Я на тот момент так и не поняла, почему он переживает за меня.

А спустя время, во время обхода территории мы наткнулись с ним на мою книгу.

На моем лбу и еще в одном месте на мне красовался большой член и неприличные надписи.

Начальник поспешно поднял истрепанную книгу и хотел спрятать.

— Я уже увидела.

— А я ведь предупреждал. — Мудрый полковник по отечески приобнял меня.

Болевой шок перешел в душевную немоту. — Пойдем, накапаю тебе коньякоВалерьянки.

— Нет, спасибо. Пусть переболит.

Болело долго.

Моя первая книга называлась «Свет Души моей»

Как ни странно, от душевной боли спасли наивность, доверчивость. И вера в сказки, что все жабы рано или поздно превратятся в розы. Если ты по настоящему светел и чист душой.

Моя любимая сказка — «Дикие лебеди».

И, пожалуй, самое главное: то, что пытается убить, делает меня сильнее.

Здесь вступление и начало моей самой первой книги.

Местами очень наивной, но самой первой. Поэтому, не судите строго.

Поймите и простите, — как замечательно и проникновенно просит всегда Бородач.

Теперь то, что на ней нарисовали член, я воспринимаю абсолютно спокойно и мудро.

Ведь член — сакральный знак.

Фаллос, пенис — символы плодородия.

А сколько радости дарят они человечеству.

Всю книгу можно будет в ближайшее время прочитать здесь на моем сайте:

www.runja.ru

Мне все еще трудно решиться опубликовать ее вновь. Уж слишком много плохого и хорошего случилось тогда, когда «Свет души моей» появился на свет. Это прошлое, которое плавно перешло в настоящее и будущее.

Русокосой, голубоглазой Славянке России посвящаю эту книгу.

Ее синеглазым озерам, золотым полям, березовым рощам, удивительному храму ее природы.

Ее вечной юности — студенчеству.

Ее будущему — детям.

Преклоняю колени перед красотой и духовностью русских женщин, наших матерей, сестер, подруг.

Восхищаюсь мужеством наших мужчин. Свято храню в своем сердце память, горечь и пепел Афганистана, боль Чечни, трагедию “Курска”…

Пусть все наши потери, когда мы теряем близких и дальних.

Когда мы скорбим о рано ушедших родных и любимых, сделают нас чище, добрее, красивее.

Чтобы быть достойными Памяти.

Чтобы в наших самых лучших поступках, в наших самых красивых делах продолжали жить те, кого мы так любили и любим.

Ибо есть на свете дар без цены. Дар, делающий бессмертной и красивой человеческую душу. Дар, презирающий равнодушие и безликость. И это дар любви, милосердия и духовности.

Память

Мою печаль на крыльях чаек Сиделки-облака качают.

И перебрасывают мячик души моей, что помнит, плачет,

Повыше, к Господа приемной. Там секретарь неугомонный,

Не дремлющий и вездесущий. Свой долг уже года несущий.

Его привычно подберет. Пронумерует. Оботрет.

И в тайной Книге Бытия запишет, чем страдаю я.

А я страдаю от потерь. В жестокой круговерти дней

Жизнь самых лучших отбирает. Их голос слабый замирает.

Потерь душа не принимает. И, может, от того страдает?

На тонких ножечках кривых ходить пытается за них.

За них. За лучших. За ушедших. И с прилагательным «прошедших»

Ведет не зримую войну. Опять у дум своих в плену, впитаю лучшие порывы погибших.

И восстану: «Живы! Прекрасны в памяти моей!»

Мой теплый жемчуг, мой трофей из Врат Забвения похищен.

Там Черный Ворон грустно ищет, чьи память стерла имена?

Моя Любовь, Моя Страна, Моя косая и кривая.

Моя расчетливая, злая, вновь предает детей своих.

Пусть станет значим час и миг таких простых и не богатых.

Живущих часто до зарплаты.

Людей, богатых лишь душою, красивой, ясной и большою.

Твое бессмертие и сила в духовности людей, Россия.

Твой теплый жемчуг, малахит, рубины, злато, хризолит,

Все это люди. Кто хранит Сокровища?

Кто их достоин? Политик? Олигарх? Иль воин?

Правитель, без своей страны, вы на хрен миру не нужны.

И тот, кто топчет свой народ, однажды все-таки умрет.

И годы пронесутся вскачь, откроется листок — Палач.

В той тайной Книге Бытия нельзя исправить …ничего.

2003 год

“Самая большая роскошь, это роскошь человеческого общения…”

Антуан де Сент-Экзюпери “Маленький принц”

Дай Бог

31. 01. 2003 год

К души чужой прекрасному ростку я с трепетом тихонько прикасаюсь.

К ее истоку, роднику, листку вновь радостно и бережно склоняюсь.

Я радуюсь талантам и уму, и возрождаюсь к жизни чьей-то силой.

И сердцу повторяю своему: Богата Духом и Умом Россия!

И за плечами шорох сильных крыл. Прекрасных, одаренных, гениальных.

Дай бог, чтобы УЧИТЕЛЬ БЫЛ у каждого. И не было бездарных.

И равнодушных, и ленивых душ. Чтобы всегда все делали красиво.

Чтоб нашей нации был снова фарт присущ: Богата духом и умом Россия!

Россия

Русь, Россия, — как вольно дышится, когда слышу эти слова.

И какая сила великая в этом слове заключена.

Моя Русь — моя светлая звездочка. Светоч мой, перекресток Земли.

Лишь к тебе испокон доверчиво возвращаются журавли.

Русь, Россия, — как вольно дышится, когда слышу эти слова.

Здесь с любовью над нами колышутся величавых берез купола.

Сердцем молятся наши матери и чудесные лики с икон,

Наблюдают за нами внимательно и Россию хранят испокон.

В удивительных рощах таинства: травы, звери и валуны.

Здесь душа принимает равенство босоногих детей Земли.

Наши женщины — удивительны, красота россиянок — родник,

Из которого упоительно, пьет ребенок, мужчина, старик.

Наши дети — они талантливы, а сады, как у нас цветут.

Как умеют любить наши матери и как наши девчонки поют.

И какая пьянящая, сладкая земляника в наших лесах.

И как горько белеют прядки стариков наших в волосах.

Серебро это не отрада, ведь когда-то сердцем своим,

Заплатили они под градом пуль жестоких, сквозь боль и дым.

А мальчишки, мужчины наши? Бьется в сердце пеплом Афган.

Полыхает Чечня закатом. Курск по душам несет ураган.

Это правда, что много ила поднимает сейчас со дна

Над Россией темная сила, ей на руку и боль, и вина.

Ей на руку, чтоб пили, глупели россияне и вся страна.

До чего же порой жестока лицемерная болтовня.

Представляют народ России диким племенем без корней.

Мы мудрее их и сильнее, не позволим глумится над ней.

Мы мудрее и мы едины. Сколько мы испытаний прошли?

Но опять золотеют пашни нашей щедрой, богатой земли!

Спорт, искусство, — все нам подвластно. Мы сильнее день ото дня.

Широка и раздольна, прекрасна, Русь Великая, Русь моя!

Возродились традиции светлые, нам святая сила дана.

Все народы встречает приветливо и достойно Страна моя.

Процветай, хорошЕй, — Россия! Созиданье, духовность — твой путь.

Чтобы стала ты самой красивой, мы тебе присягаем: БУДЬ!

Свет души моей

Мой Друг, Мой Бог, спаси и сохрани от суетности равнодушных будней.

Над серостью людей приподними. Пускай замолкнут залпы всех орудий.

Пускай души откроется добро. И пусть светлее станет жить на свете.

Дай Бог, чтобы Планете повезло. И чтобы радовались старики и дети.

Пусть изживет себя алкоголизм, расизм, фашизм, наркотики и морок.

Дай Бог найти связующую нить между калинкой, джазом и «семь сорок».

Пусть люди перестанут плохо жить. Пускай еда приблизится к искусству.

Пусть лучшее позволит нам открыть наш рудимент крыла шестое чувство.

Избавь людей от одиночества вдвоем. Когда в одной семье, в одной квартире,

К друг другу прикасаясь под столом, душою разминулись в этом мире.

Избавь от немощи все будущие дни. И равнодушье вычеркни из жизни.

Сердца остывшие любовью осени к духовности, к родным, к добру, Отчизне.

Высота

10. 07. 02 г. Романову Юрию Васильевичу

Я уважаю в людях высоту. Не ту, когда задрав носы и пальцы,

Изображают важных постояльцев. А дерзкую, красивую черту.

Достоинство души и склад ума. Талант великой, несравненной силы.

Как добрый великан в “Зеленой миле”. Когда ни быт, ни жизни кутерьма

В душе не затемнили ни оконца. Когда куда ни глянешь – только солнце.

Когда уютом светятся дома. И слышен звонкий – звонкий смех детей.

И над возделанным цветущим садом юным, небесные перебирает струны

Романтик несравненный, соловей. Я уважаю в людях высоту,

Когда не сломлен духа светлый стебель. Когда смысл жизни “не затиснут” в мебель.

И обывательства густую духоту. Когда после ударов и потерь

Есть силы и желание подняться. Когда не позволяют сомневаться

В надежности и твердости тех мер, которыми свой путь определили.

Когда не подставляют под расстрел злых пересудов, желчи горьких стрел

Тех, кого ранее так трепетно любили.

Когда не позволяют никому в душе и сердце осушать колодцы.

Всем этот шанс на высоту дается. А выбирать дорогу самому.

Письмо матери

Вам, прошедшим огненные рубежи Великой Отечественной. Вам, воевавшим в “горячих точках”. Вам, вынесшим оттуда горячий пепел и ложь Афганистана, боль Чечни, Вашим друзьям, которых вы там потеряли. Посвящается.

Ну вот, сынок, присела отдохнуть, подумать о тебе, не торопиться.

В свое письмо хочу любовь вдохнуть, чтоб смог, родной, ты ею защититься.

У нас раскрылись ландыши уже. Цветет сирень и поле колосится.

А ты на этой проклятой войне, а ты опять так плохо стал мне сниться.

Ты редко пишешь. Вижу между строк твою тревогу и твою усталость.

Ты уж прости за суеверия, сынок. Наверно, так крадутся боль и старость.

Ровесники твои уж все с семьей. Родителей их радуют внучата.

По вечерам веселою толпой спешат в наш клуб красивые девчата.

Тебе б жену, хозяйку в дом большой, заботливую, нежную и милую,

С красивою и доброю душой. …С твоею статью и твоею силою

Какие дети были бы у вас! А сколько радости несет всегда с собою

Смех детский, блеск задорных глаз. …Стучатся в дверь? Сейчас схожу, открою.

Мужчины в форме? Может от тебя? Пройдите, рада вам как сыну.

Смущаются, фуражки теребят. …Да проходите же, сейчас я стол раздвину.

А я как раз сегодня пироги поставила. …Как чувствовало сердце.

Давайте посушу вам сапоги. …Да дайте же на вас мне наглядеться.

Ну что там? Что сынок мой? Как вы все? Что генералы о войне толкуют?

Наступит мир в Афгане и Чечне? Ведь люди там так, как и здесь горюют.

Неужто матери афганские так злы? Я не поверю, что им надо крови.

Что вяжут они черные узлы, что злобно сдвинуты красивые их брови.

И разве за руки не могут развести они мужчин своих, обманутых злой силой?

Всем миром встать на грозном их пути и отвести проклятья от России.

…Уж вы простите, слова не даю Вам молвить, снова сердце закипает.

Сейчас еще чайку вам подолью, я знаю, как вам солоно бывает.

Ну, вот ушли. Такие молчуны, а я опять бегу письмо продолжить.

Сказали, что проездом здесь они. Сказали, что увидимся, быть может.

Зачем-то привезли мне старый твой бушлат. Его я, прям сегодня, постираю.

Зачем-то в нем коробочки лежат. Медали здесь и ордена. …Не знаю.

Забыли? Что-то не смогли сказать? А что хотели-то? Зачем здесь были?!

Я что-то начинаю понимать и не хочу понять, и не хватает силы!

Сын, я пишу тебе, родной! Сквозь всю войну лечу к тебе душою.

Я словно слышу чистый голос твой. Как душно здесь. Я окна все открою.

Врут сны и суеверия, война. Храни судьба вас самой светлой силой.

Пусть сбережет от бед лихих она. Мы ждем вас. Ждет вас вся Россия.

У нас ландыши раскрылись уже. Цветет сирень поле и колосится.

А ты на этой проклятой войне, а ты опять так плохо стал мне сниться…

И жабы, действительно начали таять.

Общество и люди, дети о книге «Свет души моей».

Я есть Руня runja.ru Будьте здоровы и счастливы!

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.