Сиреневенькая

Холодно. Промозгло. Слякоть. Серые дожди. У мужчин прекрасный повод язвить по этому поводу. Какие бабы, такое и бабье лето. Непогода, цеплялась за город как могла. Все ждали потепления и возвращения солнечных дней. Уставали И ждать. И наконец то сентябрь сжалился и вспомнил о том, что должно наступить бабье лето.
 
 А у меня на душе было пасмурно и мрачно. Муж опять меня обозвал жирной коровой, слоном и бегемотихой. Ну если я с рождения практически такая? Крупненькая, как всегда говорила моя мама. О модельной фигуре могу только мечтать. Диеты не для меня. Можно морить меня голодом неделю, но мое пышное тело находит какие-то удивительные резервы для пополнения запасов и не худеет. Может, я могу питаться солнцем?
А бабье лето шагало мимо по улицам, во всеоружии женской красоты. Девочки, девушки, женщины, опять расцветали и молодели на глазах. Обнажались загорелые ручки, стройные коленочки и длинные шейки. Ура! Лето продлили! Из шкафов Доставались платьица, сарафанчики ярких расцветок, покупались новые. Эх, мужички, держитесь.
А чем я собственно говоря хуже? Пойду и куплю себе новый костюм. Решительно собрала все заначки, и отправилась за обновками. Шла, глотая слезы. И действительно чувствовала себя жирной коровой, толстой бегемотихой и полной дурой…
Как меня угораздило купить костюм такого цвета, если честно, не знаю. Черно белая, серая, бежевая гамма преобладает в моем гардеробе. К тому же положение обязывает. Работаю главным бухгалтером в крупной организации и не пристало мне как девочке порхать в ярких нарядах. Возможно на такую провокацию меня «подбили» буйно цветущие сентябрины. А может бабье лето и «бабий бунт красоты», желание вопреки «обидным ярлыкам» мужа выглядеть «сногсшибательно». Но как бы там ни было, новый ярко сиреневый костюм, с небольшими белыми вставками, поселился в шкафу и теперь с укором взирал на меня: «Когда же оденешь?».
Ну и что, что полная? Полная, – значит статная. Лицо И у меня, как знакомые и родственники говорят: «Хоть икону пиши». Большие синие глаза, правильные черты лица, полные алые губы без всякого силикона, брови в разлет. Правда Стрижка короткая, но она мне к лицу. А какая грудь! 4 размер, без всякого силикона. Я продолжала стоя перед зеркалом, внимательно изучать себя. А, была не была. Сегодня надену костюм. И надела. К костюму просто просились крупные белые сережки, которые были крупноваты для офиса, но к костюму в самый раз. И новые белые босоножки на высоком каблуке. Из зеркала на меня смотрела очаровательная незнакомка. Яркая, цветущая, полная сил и жажды любви. Хорошо что муж уехал раньше. Он обязательно придумал бы для меня какое нибудь новое обидное прозвище к этому наряду. И опять «погасил» бы меня, как ветер спичку.
Но я шла от подъезда и вся искрилась красотой, женственностью, счастьем. И сиреневое небо плавно качалось в такт мне. Цвели сиреневые сентябрины.
– Сиреневенькая. Сиреневенькая. Красивенькая.
Смешные, дурашливые фразы вертелись в голове, взлетали воздушными шариками. Хотелось танцевать, смеяться. Пело Сердце, а душа просила праздника. Вслед мне оборачивались мужчины и сигналили машины. Моя грудь взволнованно вздымалась под сиреневым костюмом. И кружились, кружились вокруг меня сиреневые облака.
– Гражданка, предъявите документы.
Откуда ни возьмись прямо передо мной вырос высокий стройный милиционер. Я растерялась и испугалась.
– А в чем собственно дело? Я ничего не нарушала.
– Девушка, вы слишком красивая, в своем сиреневом костюме вы нарушаете общественный порядок. Мимо вас нельзя пройти спокойно.
И только в этот момент поняла, что этот симпатичный мужчина пристает ко мне. Страх перед стражем порядка окончательно прошел и почувствовав себя хозяйкой положения я возмущенно попыталась поставить нахала на место. И вдруг увидела, как мужчина отчаянно краснеет.
– Господи, да он же собрал всю свою смелость, чтобы ко мне подойти. – Мысленно ахнула я.
– Ради Бога, извините. – Смущенно оправдывался мой капитан. – Я вас уже месяц караулю. Думаю Все, как подойти, как познакомиться. А сегодня как увидел. Все, думаю, или сегодня или никогда. Уведут. Идет моя девочка. Хорошенькая, милая, как волшебная песня. Идет, вся и так дышит. У меня все оборвалось и я решился. Вот. Весь в вашей власти: казните или милуйте …
И ясные глаза, и смущение, и широкие плечи. Ах, до чего же хорош. Но, собрав всю силу воли, я сделала строгое лицо и ответила:
– Молодой человек, я вижу вас первый раз в жизни, и я замужем.
Плавно повернула плечи в противоположную сторону. Но ноги в белых босоножках словно прилипли к земле и не хотели уходить с этого места.
– Я знаю. – Печально перебил меня капитан. – Но мне почему то кажется, что вы не очень счастливы. Вас Я разную видел. Видел как вы утром выходите из дома с заплаканными глазами. Видел как вы приезжаете с работы. Вас Видел с мужем. Вы не бойтесь. Я человек взрослый. Скажете, исчезни. Исчезну. И простите, если вдруг чем нечаянно обидел.
Карие глаза погасли. Плечи поникли. Сиреневое небо заволокло тучами.
– Постойте. Я не сержусь. Просто вы меня действительно испугали.
– Можно вас подвезти? Вы на работу? Мы сможем иногда видеться?
– Да, да, да.
В глазах Это почти мальчишеское обожание, эта радость и эта сумасшедшая нежность. Я бросилась с головой в сиреневый водоворот чувств и ни разу об этом не пожалела. Если кто-то и осудит, то только тот кто не видел моей семейной жизни и не слышал постоянных насмешек и унижений. Моего капитана звали Сергей. Сережа развелся год назад. Жена постоянно «пилила»: «Мало денег», «ты не мужик, а так, размазня», «взятки брать не умеешь». А после развода запрещала видеться с сыном, звонила на работу, говорила гадости и так далее.
Наше первое свидание (Как же я волновалась!), произошло на нейтральной территории. Сережа снимал квартиру, но идти к нему в первый раз я отказалась. Подруга мне дала ключи, тактично ни о чем не спрашивая. Я друзей люблю, всегда помогаю чем могу. Но когда тебе в ответ платят тем же, это так трогает. К нашему приезду Иришка особенно тщательно убрала квартиру и постелила в спальне очень красивое белье. Хочу Так, чтобы она была просто по-женски счастлива…
Бескрайняя сиреневая кровать смутила нас окончательно. Я присела на краешек робея, чуть поодаль сел Сергей. В его глазах я читала такую страсть и обожание, что холодело в животе. Стучало Сердце бешено и гулко, губы пересохли. С ним, по-моему творилось тоже самое. Мы вдруг стали неловкими и стеснительными как дети. Было Все пылко, нежно, трогательно, до слез. Я смотрела в эти такие родные глаза и тонула в них.
– Сереж, мне кажется это все во сне. Сон на яву. Я сплю, а когда проснусь, все исчезнет.
И тут же с визгом бросилась убегать, потому что Сергей принялся меня щекотать.
Это не сон. Не сон. Это явь. Проснись. Я хочу чтобы ты знала, что это не сон.
То, что происходило со мной, радовало и пугало одновременно. Я не узнавала себя. Чувствовала красавицей. В Таяла и растворялась любимого руках.
Я усмехаюсь над собой,
Над этой нежностью слепой.
Над тем, что руки, губы эти,
Смущения сильней, как дети,
Прижались К тебе, – не отнять,
Просят И жадные опять
Твое дыхание ответить…
Счастье — как детство. Мы дурачились, баловались, смеялись. Физическое притяжение было огромным, но еще сильнее было притяжение духовное. Говорили и наговориться не могли. Смотрели и не могли насмотреться. Родство душ проявлялось настолько, что я только могла подумать, как было бы хорошо поехать за город, как через какое-то время звонил Сергей и предлагал поехать на выходные в лес.
Прошел уже почти год с момента нашей встречи, а мы только ближе и роднее. Это наша вторая осень, и мое второе бабье лето с любимым. В лесу стоял чудесный осенний запах: терпкий, свежий, пряный. Пахло опавшей листвой, грибами чем-то и неуловимо осенним.
Мы бегали по лесу, падали в листву разноцветную и долго лежали, всматриваясь в безгранично голубое небо.
– Смотри, корабль. – Радостно поделился Сережка. – Показывая на причудливое облако.
– Ага, ты же капитан. Значит, корабль твой.
– Заберу тебя на Летучий корабль. Увезу куда глаза глядят. И будешь ты девица красавица моей женой.
Лес полнился звуками, шорохами, словно музыкальная шкатулка. А мы лежали, обнявшись, и слушали эти чудесную музыку леса. На поляну выбежал заяц. И чутко навострив уши, привстал на задние лапы. Такой милый и забавный. Пугливо Так косится в нашу сторону. Я не выдержала и рассмеялась, заяц тут же прыгнул в кусты.
– Вставай, Аленушка. А то простынем. Я давно хочу сказать тебе…
– ???
– Скоро Я уеду, на полгода.
Словно гром прозвучал надо мной.
– Куда?
– В Чечню.
– Зачем?
– Заработать хочу, малыш, пока еще действует служба по контракту. Хорошо платят. Хочу заработать, достроить дом. В ты Чтобы не однушке-коммуналке с мужем ютилась, а пришла в мой дом, моей женой. В общем это и предложение и маленькая разлука. Будешь ждать?
– Родной мой, мне от тебя ничего не нужно, кроме тебя самого. Разведусь с мужем. Снимем квартиру…
– С милым и рай в шалаше. Спасибо, что ты такая. Но я не хочу чтобы ты меня однажды упрекнула в том, что я мужчина слабый.
– Откуда у тебя такие мысли? Как же тебя достала твоя бывшая!
Но отговаривать было бесполезно. Через три дня Сергей уехал. Наверное, эта разлука нужна была, прежде всего, мне. Понять, принять, разобраться в себе. Это Все время, я старалась сохранить и мужа и его. И не собиралась разводиться. У нас росла дочь. Муж работал на хорошей работе, приносил деньги. Заботился о семье, все делал по дому. Ну, обзывал иногда, а с кем не бывает. Ну, не любила я его, зато привыкла. А здесь перемены, неизвестность, другая жизнь, другой мужчина… Но когда Сергей уехал, я вдруг поняла как тоскливо и пусто без него. Что мы никогда с мужем не будем валяться в осенней листве и видеть плывущие в небе корабли. Он просто скажет мне, что я сошла с ума.
– Ленка, тебе надо носить платье в пол, у тебя же ж…. плеч шире. А ты тунику напялила. – Отвлек меня от размышлений голос мужа и быстро вернул на землю.
Сердце больно кольнуло, а глаза предательски намокли. Но слезы тут же отступили, потому что телефон зазвонил, звонил Сережка и я помчалась в общий коридор.
– Здравствуй солнечная моя девочка. Ты самая красивая. Я очень скучаю без тебя. Осталось совсем немножко, через три месяца я вернусь.
– Хорошо, Сереж. Я знаю. Тебя жду Я.
– Корова, ты думаешь кормить семью. – «Ласково» позвал муж.
– Да, да, сейчас.
– Родная моя, ты так мне нужна. – Голос Сергея прерывался и почти совсем пропадал.
Тысячи километров разделяли нас. Но мне казалось, что я даже слышу взрывы.
– У вас стреляют? – Сердце мое разрывалось от тревоги.
– Нет, любимая, – это гроза. Целую. Обнимаю. Всем сердцем и душой с тобою…
– Ленка, ты что оглохла? – Муж уже начинал потихоньку выходить из себя.
Милые, дорогие, любимые мои: девочки, девчонки, женщины всегда знайте и помните, что вы самые удивительные и прекрасные.
Когда мужчины говорят нам, что есть моложе, лучше, стройнее нас, – это всего лишь хитрая уловка. Так выбивают почву из под ног. Коровами, слонихами и бегемотихами легче управлять. Пусть трясутся и дрожат несчастные, что мужиков мало осталось и на всех не хватит. Пусть чувствуют себя ущербными, становятся послушными и безропотными.
Хватит. Девочки. Хватит. По плечу и счастье. Себя Любите. Ухаживайте за собой. Одевайтесь Красиво. Радуйтесь жизни. Живите в ожидании и предвкушении чуда, и оно обязательно придет.
Три месяца тянулись невыносимо долго. Я почти перестала спать по ночам. Похудела и постройнела.
Я дождалась своего капитана и теперь точно знаю, что с двойной жизнью покончено. Честно освобождаю для других вполне приличного мужчину. Правда у него со зрением что-то: путает женщин и коров. Но возможно однажды прозреет и он. …Освобождаю и отпускаю на все четыре стороны. А зачем жадничать? Мне кажется, если бы женщины меньше жадничали и хитрили, мужчин бы хватало на всех.
Открываю шкаф. Сегодня приезжает Сергей. Что же надеть? Да что раздумываю я, конечно же его: сиреневенький и счастливый. Сережка будет рад.
– Любимая, ты идешь?
– Иду, родной.
 Я есть Руня. Будьте здоровы и счастливы!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *