Летающие кошки. Чумачиха и Кошаиха

Эта история из обыденной человеческой жизни о том, как причудлив и уникален мир. История от имени Евгения. Женя – замечательный самобытный человек. Вначале Бог подарил мне Светлану – Женину жену в качестве друга.

Подарил, когда в чужом краю я взмолилась: “Господи, пошли мне хорошего друга”.

Об этом здесь: ОТДАЙТЕ МОЙ МЕШОК! ГДЕ НАЙТИ ДРУГА? НЕУЖЕЛИ ЗЕМЛЯ?!

История, как и все другие, входит в мои книжные сборники. Эта история из книги “Деревенские рассказы. Женькино детство”.

Евгений, прирожденный мастер слова, расскажет так, словно фильм посмотришь.

Еще меня поражают Женины руки, они действительно золотые.

Женька может сделать почти все, даже ЕШКИНОГО КОТА.

Летающие кошки. Чумачиха и Кошаиха

Случилось это в одном из сел Ставропольского края в те славные советские времена, когда на земле процветали колхозы и люди еще не знали, что такое капитализм.

Олигархи еще не были такими бесстыже-ненасытными.

А чиновники если и воровали, то с оглядкой.

Октябрята октябрились.

Пионеры пионерились.

Коммунисты коммунились.

Старушки самогонились или огородились.

Мужики вкалывали, выпивали, ловили рыбу, растили и валили поросят, гусей, овец и баранов, делали детей и строили светлое будущее.

Женщины трудились, сплетничали, хозяйничали, огородились, рожали и воспитывали детей, занимались домашним хозяйством и скотиной.

Скотина тучнилась и плодилась.

Случилось это в году так тысяча девятьсот семьдесят ***ом, до пришествия клещей и других кровососов на земли русские.

Чумачиха и Кошаиха

Жили на одной улице. Чумачиха и Кошаиха гнали самогон. И если Чумачиха гнала его в пределах разумного, то Кошаиха гнала самогон практически в промышленных объемах и спаивала всех желающих. Мой отец выпить любил, был работягой, передовиком в колхозе, но мог запить на несколько дней. Тогда председатель приезжал к нам домой и проводил с отцом задушевные политбеседы.

Во всех бедах и загулах отца мы с матерью дружно винили Кошаиху. И мать, вместе с другими женщинами, многократно пыталась бить Кошаихе стекла и ломать самогонный аппарат. Но стекла оставались целыми, потому что на защиту Кошаихи всегда выходила ее соседка Чумачиха. Чумачиху в селе побаивались. Бабка держала всех в кулаке. Возникало ощущение, что бабка была где нибудь на суровой зоне смотрящей, а когда “откинулась”, почему то выбрала наша скромное село и решила посвятить свою жизнь детям и внукам.

Покостыльщина

И не сказать, чтобы бабки особенно тепло дружили. Если сядут, бывало, вместе на скамеечке вечером, то дело обязательно дойдет до словесной перепалки или покостыльщины (синоним поножовщины). Бабки размахивали костылями, страшно ругались, особенно Чумачиха “заворачивала” такие трех и пятиэтажные маты, что как говорила моя мама, небо в трубочку сворачивалось. Поорав и накостыляв друг другу, старушки разбегались. Причем встреча их всегда начиналась мирно. Из-за чего ругаются, бабки никому никогда не рассказывали. А мы, как ни шпионили, понять это тоже долго не могли. Возможно, еще и по той причине, что досидеть хотя бы до середины их посиделок нам не хватало усидчивости. Бабки могли лузгать семки и сушить коленки на солнце часами.

Ссора, как нам казалось, начиналась буквально на ровном месте, когда старушки обсуждали погоду, ломоту в суставах, почему у Маньки мелкие помидоры и будут ли грибы в этом году. Но однажды наше терпение победило. Мы поняли! Как только тема хоть краешком касалась кошек и собак, тут то представление и начиналось.

Оказалось – Кошаиха до смерти любила кошек и терпеть не могла собак. Чумачиха, наоборот. Не сказать, что у той и другой было много кошек и собак, но видимо вопрос жизненных ценностей стоял принципиально.

У Кошаихи было пять кошек, что вполне для деревни норма.

У Чумачихи три собаки, две дворняжки и лайка, что тоже как-бы не стая.

Чумачиха из Сургута

Чумачиха приехала в наше село из Сургута. И хотя в ее затрепанной трудовой книжке было написано, что всю свою сознательную жизнь трудилась она на железной дороге обходчиком, сельчане придумали суровой Чумачихе свою историю. А годы спустя, я узнал поразительную правду из жизни Чумачихи и лишний раз поразился величию русских женщин.

Царь Федор Иоанович в 1954 году издал указ и поручил воеводам Владимиру Оничкову и Федору Борятинскому построить северный город. Расположение града на реке задумано было крайне удобно и позволяло проникнуть далеко вглубь Сибири. Это в первую очередь и способствовало развитию Сургута. Сургут вскоре становится форпостом русской государственности в этом крае. Влияние города ширится и распространяется на восток и север. В 1782 году Сургут заимел свой герб: “в золотом поле черно-бурая лисица в знак обильной ловли оных в округе сего города”.

Жили в Сургуте люди крепкие, решительные, трудолюбивые и вольные. Здесь не знали крепостного права. Город был местом ссылки, именно сюда ссылали декабристов. Сургут пережил колчаковщину и крестьянский мятеж. В апреле 1918 года в Сургуте провозгласили советскую власть.

В годы Великой Отечественной войны почти все взрослые мужчины ушли на фронт, домой вернулись единицы. Сургутяне сражались мужественно и отчаянно и защищали свою Родину до последней капли крови. Сургутяне активно помогали одолеть врага. Все богатства таежного края шли на разгром фашистской Германии.

Понимая, что Чумачиха по каким-то причинам Кошаиху в обиду не даст, мы, пацаны, решились на свою месть Кошаихе. В те благословенные времена появилась еще одна особенность советского женского быта – стиральные машинки. Те, у кого они были – считались людьми очень зажиточными.

Эврики и Вятки, Волги…

Вятка – первая стиральная машина с таймером, сошла с кировского конвейра в 1966 году. Огромный бак с винтом в днище, немного жутковатый. Можно было смело пугать им детей, что многие и делали. Электромотор крутил винт, и бельё стиралось. Из «наворотов» – постоянно ломавшийся таймер. Единственное, на что он мало мальски годился, задвать продолжительность стирки.

Воду в Вятки наливали и сливали вручную. Но люди и этому были очень рады. Первые «Вятки» продавались только в Москве и только по записи: в очереди стояли 3 — 5 лет.

Потом появятся Эврики и Волги. Стиральная машина «Волга 8». Миллионы советских женщин стирали вещи с её помощью и чувствовали себя Богинями.

У Кошаихи одной из немногих в нашем селе была стиралка “Волга 8”. Женщины втихую или громко завидовали. Мужики тоже.

В день стирки, если погода позволяла, Кошаиха “выкатывала” свою “Волгу 8” во двор, подсоединяла удлинитель и на зависть соседям начиналась стирка. Потом Кошаиха развешивала по двору белоснежное белье. И еще долго ходила вокруг него кругами, любовалась, горделиво поглядывая на соседей.

И вот, в очередной день стирки Кошаиха опять “выкатила” свою “Волгу”. Стирка удалась на славу. Белоснежные простыни, пододеяльники и наволочки, гордо реяли на ветру, как белые паруса.

Месть на замесе

Дождавшись вечера, когда Кошаиха убралась вместе со своей “Волгой” в дом, мы отправились мстить. Для мести был создан уникальный и оригинальный состав из ила, сажи, глины и коровьих лепешек. Месть была коварна и изобретательна.

Складывая пальцы рук определенным образом, мы окунали их в состав и прикладывали к белоснежному белью Кошаихи.

Следы красиво начинались снизу и загадочно уходили вверх.

Снизу вверх.

Снизу вверх … в небо и вечность.

Мы трудились до глубокой ночи и уже давно слышались крики встревоженных мамок на улице.

– Женька, где тебя леший носит?

– Мишка, домой!

– Сашок!

– Дима-а-а!

Утомленные трудами мы спали как убитые, но утром проснулись чуть свет, с первыми петухами и тут же побежали ко двору Кошаихи. Спрятавшись в укромном месте, мы с нетерпеньем ждали выхода Кошаихи.

Наши ожидания были вознаграждены сполна.

Кошаиха вышла, потянулась, налила молока в кошачьи миски и направилась снимать белье.

– Ы-ы-ы. Умппс. Бл.. Хлу. Ху. Бля… – Кошаиха словно забыла алфавит и все слова.

Но уже через минуту ее прорвало.

Небеса свернулись в трубочку. Солнце спряталось за тучи и пошел дождь.

А Кошаиха все материлась.

На крики прибежала Чумачиха.

– Ты что ни свет ни заря разоралась, людям покоя не даешь?!

-А-а-а! Так их мать перемать, летающие кошки!

– Какие летающие кошки? Тебя какая из них укусила?

– А-а-а! Мать перемать, никакая меня не кусала, ты посмотри что эти твари наделали. Только не пойму как! Пролезли и улетели?

Чумачиха с Кошаихой долго рассматривали наши художества. Начал подтягиваться народ.

– А я говорила тебе, твои кошки до добра не доведут. Возьми лучше собаку. Мало того, что целыми днями валяются, бока греют, теперь вот и белье все изгадили.

И …понеслось!

– А твои собаки, думаешь, лучше?

– Мои хоть дом охраняют и белье не топчут.

– Ах ты…

– А ты …мать перемать. Чтобы вы все передохли. – Кошаиха сучила сухонькими кулачками, проклинала землю и небо и желала безвременной смерти всем сразу.

Небеса опять свернулись в трубочку. Солнце спряталось за тучи. Ударил гром и началась гроза.

Народ разбежался.

А Чумачиха с Кошаихой все еще переругивались, высунувшись из окон.

Леонид Ильич Брежнев только засел за написание “Малой Целины”.

В СССР на космическую орбиту была выведена первая в мире орбитальная станция «Салют».

В Каире СССР и ОАР (АРЕ) подписали Договора о дружбе и сотрудничестве.

С космодрома Байконур запустили советскую автоматическую межпланетную станцию “Марс-3”.

А 30 июня 1971 года, при возвращении на Землю из-за нарушения герметичности спускаемого аппарата погиб экипаж космического корабля «Союз-11».

И кто знает чьи лапы, проклятия или безответственность, халатность или забывчивость к этому привели.

С местью мы завязали. Отец взял себя в руки и бросил пить окончательно. Кошаиха погорела вместе со своей самогонной кухней. Спаслась только сама и ее кошки. Погорелицу забрала жить к себе Чумачиха. А еще через несколько лет я узнал о том, что Чумачиха – Чумачева Антонина Егоровна в годы Великой Отечественной была пулеметчицей и награждена орденом мужества.

Писатель, доктор, лауреат губернаторской премии, офицер Марго.

Руня – мой творческий псевдоним.

…Меня долгое время после выхода на пенсию “раскручивали” на служебные откровения.

– Мол, если напишешь о своей работе, это будет бестселлер. Поможем. Пиши.

Но о страшном, плохом, трудном, о предательстве, несправедливости и ненависти писать надо светло. Писать о зле можно только тогда, когда оно перегорело и перебродило, сгнило, как мертвое человеческое тело и взошло цветами и травами. Поэтому я пишу …музыку, сказки для детей, рисую.

Рассказываю только о том, что приемлемо и допустимо по отношению к прошлому, настоящему и будущему.

Мои воспоминания и записки без осуждений и оценок. Акценты и оценки расставит время.

Я очень осторожна со словом. Я робею и благоговею перед ним.

Словом можно оживить и словом можно убить.

В моих руках всегда были судьбы.

В душе – сердца других людей. И они до сих пор со мной и во мне.

Иллюстрации к своим книгам рисую сама. Это иллюстрации к сказке “Чудеса, случайтесь!”

Читайте в этой рубрике скоро:

“Как сделать Ешкиного кота?”

“Как мы с ишаком на бричке катались”.

Мои книги можно посмотреть здесь:

Чудеса, случайтесь!

Лесной приют

Я есть Руня runja.ru 

 Будьте здоровы и счастливы!

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *